Версия для слабовидящих

Сведения о МБДОУ

В четверг в 8.13 звонок, пропущенный. Перезваниваю…

Надежда обратилась ко мне с просьбой помочь ее сыну. В саду все: и воспитатели, и дети, и родители жалуются на агрессивность мальчика – обзывается, дерется, не слушается.

Договорились поработать.

На одном из занятий говорю ребенку:

- Сейчас мы с тобой поиграем в одну игру. Я тебе разрешаю говорить все плохие слова, какие ты только знаешь, все-все! Давай, сейчас ты будешь обзываться, ругаться, как только можешь. Но, только, это такая игра, это только между нами. Потом еще и маме только расскажем, больше никому. В нее можно играть только , когда никто не слышит, когда не повредишь другим людям, и только не очень долго. Только тогда, когда мама или я тебе разрешу. Договорились? В нее нельзя играть всегда. Здесь есть свои правила, как и в всех играх. Понял? Как только говорю «стоп-игра», ты должен будешь остановиться. Договорились?

- Да…, - смотрит недоуменными глазами, не верит, что все, что я говорю – правда.

- Ну, начинай. Ты пока говори, все, что там у тебя накопилось. Только самые плохие и самые гадкие слова, которые ты так хотел бы сказать, когда злишься или обижен.

Молчит и смотрит, недоверчиво.

-Ну? Давай-давай.

Вроде открыл уже рот, смотрит недоверчиво, потом опять закрыл рот рукой, смотрит, глазами улыбается, хитренько и радостно, и недоверчиво, глазами спрашивает: «Что, правда чтоли можно?»

- Давай я начну, - говорю.

-Давай… - обалдело.

Я называю слово «какашка», тем самым показывая, что у меня намерения самые серьезные, и я готова идти до конца.

- Теперь ты.

В ответ на это слово раскрываются глаза от неожиданности, прыскает в руку, хихикание, радость, закрывает рот руками и смеется.

-Ну, давай! Я-то уже свое сказала. Только никому! Только родителям мы расскажем, и только дома так можно, помнишь?

- А можно я один останусь. Я так не могу при тебе…

- Хорошо. Только все, что хочешь. Когда я скажу «стоп-игра», ты это прекратишь. А потом мы еще поиграем. Договорились?

- Ладно, - а на лице полная обескураженность и недоверие: не ловлю ли я его, чтобы потом поймать с поличным и снова поругать его за то, что он чувствует такое состояние.

Я вышла. Дверь оставила приоткрытой. Он был так увлечен предстоящим, что не заметил этого. Конечно, я контролировала, что там происходило.

Процесс проходил полушепотом, вполголоса, сопровождался смехом, он то и дело закрывал себе рот, то от смеха, то от обзывательств, которые выходили из его рта. Но теперь он не испытывал мучительного чувства вины, и не чувствовал себя самым худшим мальчиком.

Никаких страшный слов там я так и не услышала, и ничего позорного он так и не сделал:). А я так рассчитывала, что вот сейчас здесь у меня, он, наконец, выгонит это все из себя, но ЗАПЕРТ НА ЧУВСТВА , НА ПРОЯВЛЕНИЕ СЕБЯ, НА СВОИ ЭМОЦИИ, уже прочно засел в его психике, и он не смог себе позволить этого сделать, даже в такой «безопасной» для себя обстановке.

Но и этого было достаточно для того, чтобы, когда не прошло и 2 минут, мальчишка вышел радостный и довольный. Очищенный, светлый и очень благодарный мне.

Потом мы поговорили с ним об эмоциях, о том, что он чувствует, когда его обижают, как ему кажется – обижают, как бы можно было повести себя по-другому, понабрасывали вместе варианты…

В другой раз мы рисовали «самые твои плохие мысли (слова, поступки, желания, обиды, злость, гнев)», листочек разрывали (выбрасывали, зачеркивали, оставляли на память) делали то, что он хотел сделать с этими чувствами, лепили из пластилина его чувства, дрались подушками, в другой раз обзывались овощами. Да-да, овощами:

-Ты – картошка!

-А ты – огурец недоспелый!

-Ах, так! Тогда ты – лук репчатый!

Мы разрешили всем этим эмоциям и чувствам место быть, дали им вот такой экологичный для него самого и для других людей выход.

Потом… ну, много еще чего входит в работу с ребенком при коррекции агрессивного поведения.

Здесь нужны специальные знания, которые есть у психологов. И если у вас тоже такая проблема, иногда есть смысл обратиться к психологу, ко мне или к любому другому, чтобы он смог помочь ребенку справиться со своими чувствами.

Один из способов снизить «накал страстей» у ребенка, когда у него начался приступ ярости, и он не может совладать с собой, это не блокировать это состояние словами : «Прекрати! Ты что творишь! Уйди отсюда! Видеть тебя таким не хочу! Посмотри на себя! Ты отвратителен!» и т.д., а дать выход этой энергии.

Условия данной «игры» надо оговорить заранее, когда ребенок спокоен и способен воспринимать и усваивать информацию, но никак, когда он в гневе, ярости, обиде.

Необходимо разрешить ребенку, оговорив условия (ограниченность во времени – когда я скажу «стоп-игра», игра прекращается до следующего раза, эта игра разрешается только, если никого нет посторонних рядом, потому что плохими оскорбительными словами мы наносим вред другим людям, а вредить другим нельзя, обзываться и кричать, нельзя, только, во время вот такой нашей игры) и др.

Расскажите в семье другим взрослым, о том, что вы «играете» в такую игру, чтобы, если что они знали, что, если ребенок обратится к ним в свой «острый» момент, когда ему «приперло», чтобы они были готовы к этому.

Здесь важно соблюдать меру, чтобы эта процедура не переросла в истерику и приступ агрессии. Но, как правило, детям достаточно 1-3 минут, чтобы «опустошиться» и дальше чувствовать себя в порядке. Но этот процесс должен происходить под контролем взрослого, таким образом, чтобы ребенок думал, что он один, если ему это необходимо, но вы должны видеть и слышать, что там происходит.

Психологи умеют провести этот процесс грамотно и безопасно для ребенка.

Надо разрешать ребенку, если он скажет: «Мам, можно я пойду поиграю (пообзываюсь)», или еще как-то обозначит, что ему надо «привести себя в порядок».

Этот метод желательно использовать не часто, как крайний случай.

Не всегда надо доводить до этого. Если чувствуете, что ребенок слишком возбужден и не может справиться с буйством эмоций, порой, достаточно бывает просто позвать ребенка к себе, посадить на колени, обнять, погладить, сказать, что я понимаю , что ты сейчас чувствуешь, расскажи мне, что с тобой. Правда, не ждите, что он сможет вербализовать свои чувства, тогда помогите ему – расскажите за него сами. Примите его состояние, и скажите, что ничего страшного, так у всех бывает, сейчас тебе станет легче. Просто проговорите с ним и дайте ему в этот момент ласку, понимание и заботу, и дайте ему другие альтернативные способы поведения в таких ситуациях.

Любви и принятия мамы часто достаточно для того, чтобы решить любую возникшую проблему у ребенка. В этом и заключается задача взрослого – помочь ребенку тогда, когда он не справляется сам и научить, как надо себя вести в таких ситуациях.